Понедельник, 10.12.2018, 23:10
Приветствую Вас Гость | RSS

Мой сайт

Каталог файлов

Главная » Файлы » Статьи в сборниках и журналах » Статьи в региональных изданиях

Концепт как объект науки
[ Скачать с сервера (80.0 Kb) ] 06.11.2010, 08:34
© 2006г. Т.В. Жеребило

Концепт как объект науки

Значение термина концепт, на первый взгляд, кажется прозрачным, однако за этой внешней простотой скрываются проблемы, которые и порождают дискуссионные моменты в определении и понимании данной терминолексемы, занимающей одно из приоритетных мест в современных лингвистических исследованиях.
Широко известный ученый П.В. Чесноков, доктор филологических наук, профессор, в одной из дискуссий предложил такое понимание термина концепт: «Концепт – это все, что я знаю об этом предмете».
Действительно, концепт скорее всего всеобъемлющая категория, однако подобное мнение, высказанное уважаемым профессором П.В. Чесноковым, заставляет задуматься над целым рядом вопросов: 1) если концепт – это все, что я знаю об этом предмете, то тогда, если я ничего не знаю об этом, концепт не существует? 2) если предположить, что концепт охватывает все стороны того или иного предмета действительности, то в таком случае насколько глубоко и широко он должен отражать существующее и как это все корреллируется с моим знанием о мире; 3) если концепт вбирает все мои знания о чем-то, то как в таком случае вербализует их и насколько он отличается от слова, понятия, образа?
Как нам представляется, это вовсе не праздные вопросы, они требуют если не решения, то хотя бы уточнения понятий, используемых в языке науки.
В словаре иностранных слов и выражений концепт трактуется следующим образом: Концепт [лат. conceptus мысль, понятие] 1) смысловое содержание понятия, объем которого есть предмет (денотат) этого понятия, например смысловое значение понятия «Меркурий» – ближайшая к Солнцу планета; другой К. этого понятия – древнеримский бог торговли; 2) произведение концептуального искусства. [НСИСВ 2002: 433].
Как видим, первое значение наиболее близко к пониманию концепта в лингвистике, однако в данном лексико-семантическом варианте смысл и денотат идентифицируются. Они рассматриваются как совпадающие, между тем денотат есть предмет, а смысловое содержание понятия традиционно трактуется в лингвистике как сигнификат, что означает:
СИГНИФИКАТ, -а; м [лат. significatum – обозначение] Лингв. Понятийное содержание языкового знака; обозначение. [БТС 1998: 1183].
Если предположить, что термины сигнификат и концепт полностью совпадают, то в таком случае они оба должны вписываться в теорию семантики и употребляться как дублеты.
Однако терминолексема концепт используется гораздо шире, следовательно понятийный континуум этих двух терминоединиц не совпадает.
В БТС мы сталкиваемся с иной трактовкой:
Концепт, - а; м [лат. conceptus – понятие, мысль, представление]. 1. Лог. Содержание понятия. 2. Книжн. Концепция (2 зн.) К. статьи, доклада, экономических реформ. [БТС 1998: 454].
Следует признать, что второе значение ориентировано на трактовку термина концепт – как более широкого по своему значению. Действительно, если мы сравним значение лексем концепт и концепция, то увидим, что понятие концепт вбирает в себя представление о некой системе взглядов, о идее:
Концепция, -и; ж. [лат. conceptio]. 1. Система связанных между собой и вытекающих один из другого взглядов на то или иное явление. Научная к. Выработать концепцию. 2. Основная мысль, идея произведения, сочинения и т.п. К. статьи. Художественная к. романа.
Таким образом, вырисовывается значение термина концепт, которое может быть принято за точку отсчета в дальнейших рассуждениях на эту тему: Концепт – смысловое значение понятия, отражающее взаимосвязи в системе взглядов и ориентированное на глобальную вербализацию основной мысли, идеи того или иного типа текста.
Дальнейшее «путешествие» по лексикографическим изданиям позволяет выделить два основных типа дефиниций: 1) к первому типу относятся те, в которых понятия концепт и сигнификат толкуются как тождественные; 2) ко второму типу относятся те, в которых значение термина концепт шире, оно тяготеет к глобальному понятию, связанному с системой взглядов.
Иллюстрацией первого случая служит словарная статья из БЭС:
Концепт [от лат.conceptus – мысль, понятие], смысловое значение имени (знака), т.е. содержание понятия, объем которого есть предмет (денотат) этого имени (например, смысловое значение имени Луна – естественный спутник Земли). [БЭС 1998: 569].
Данное значение совпадает с тем, которое дается в НСИСВ [Ср.: НСИСВ 2002: 433].
Между тем, представляется, что концепт все-таки обусловлен определенным способом понимания, трактовки к.-л. явлений. Его значение, очевидно, связано с основной точкой зрения , конструктивным принципом восприятия мира в целом, но восприятия, обусловленного социальными, личностными, национальными особенностями. Если в человеческом обществе понятие богатство может оказаться всеобъемлющим концептом, то в гипотетическом обществе, где нет ни бедных, ни богатых, где все равны и никто не страдает, это понятие может не иметь никакого смысла и соответственно не быть концептом.
В целом ряде известных словарей понятие концепт отсутствует. Его нет в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой [2002].
Его не было у О.С. Ахмановой [1966; 2004], так как этот термин в наибольшей степени актуализировался в связи с развитием в отечественном языкознании антропоцентричной парадигмы. Однако в словаре О.С. Ахмановой зафиксирована составная терминолексема концептуальное поле, трактуемая как «понятийная область, совокупность взаимосвязанных понятий». [Ахманова 2004: 334].
Мы неслучайно упомянули эту информацию, так как все-таки термин концепт, употребляемый в лингвистике, в наибольшей степени связан с представлением о системе взглядов, о некоем концептуальном поле, где каждый концепт занимает свое определенное место, вступая в системные взаимоотношения с другими концептами.
Наиболее обширная словарная статься, посвященная концепту, дана в Стилистическом энциклопедическом словаре русского языка (СЭСРЯ). Автор Л.А. Грузберг пишет о том, что термин концепт является одним из наиболее популярных и наименее однозначно дефинируемых терминов современной лингвистики.
И здесь следует безоговорочно согласиться, потому что даже на примере небольшого материала мы видели, какие неоднозначные и даже противоречивые трактовки бытуют в современной науке.
Л.А. Грузберг ставит развитие термина концепт и его использование в науке в прямую зависимость от развития антропоцентричной парадигмы и когнитивно-прагматического языкознания: «Он (концепт – Т.Ж.) связан прежде всего с антропоцентрической парадигмой языкознания и когнитивно-прагматической методологией и используется наряду с такими ключевыми понятиями, как «дискурс», «картина мира» и др., для репрезентации мировоззренческих, интеллектуальных и эмоциональных интенций личности, отраженных в ее творениях – текстах» [СЭСРЯ 2003: 181].
Само понятие концепт наиболее активно стало употребляться в отечественной лингвистике в последние 10–15 лет, оторвавшись от того предельно краткого определения, которое более двадцати лет назад было дано в «Философском энциклопедическом словаре»: «Концепт (от лат. conceptus) – содержание понятия».
При переводе иноязычных авторов термин концепт был переведен как синоним понятия «сигнификат». Именно этот лексико-семантический вариант терминолексемы сохраняется до сих пор в «Новейшем словаре иностранных слов и выражений» (2002), в БЭС (1998).
Небезынтересно отметить, что в более раннем издании «Философского словаря» (М., 1972 – изд. третье) концепт трактуется более широко, нежели в последующих изданиях; Концепт (лат. conceptus – понятие) – 1) формулировка, умственный образ, общая мысль, понятие; 2) в логической семантике – смысл имени. [ФС 1972: 189].
Следует отметить, что авторы словаря связывают концепт с понятием концептуализм. По их мнению, представители концептуализма (Пьер Абеляр, Жильбер Порретанский, Иоанн Солисберийский) «признавали существование в уме доопытных общих понятий, концептов, как особой формы познания действительности». [ФС 1972: 189].
Несомненную ценность для нас в таком подходе составляет мысль о тем, что общие понятия «существуют в уме» и, как мы привыкли считать, формируются под воздействием действительности. Более того, концепт – это не вообще любое понятие, а нечто большее – это общее понятие. Идентично тому, как в грамматике мы выделяем грамматические категории, так в лингвофилософии, в лингвокульторологии мы оперируем общими понятиями – концептами, активно участвующими в познании действительности, существующими как форма концептуализации мира.
В этом плане интересна точка зрения Р.Ф. Фрумкиной, которая считает, что наиболее важную роль в процессах «сжатия информации и концептуализации неисчерпаемого многообразия мира играет именно отношение член категории – имя категории, поскольку оно лежит в основе операции обобщения. «Приписывание смысла, или концептуализация, формируется... в контексте социальной жизни, ибо создание смыслов определяется культурой, а не природой...» [Фрумкина 2001: 62-63. – Цит. по.: Ерошенко 2006: 11].
Представляя собой, по мнению А.Р. Ерошенко, «точки пересечения индивидуального сознания и коллективной культуры, ... концепт... имеет «слоистое» строение, и разные слои являются результатом, «осадком» культурной жизни разных эпох». [Ерошенко 2006: 10].
Проанализировав различные точки зрения, С.Б. Куцый приходит к такому определению концепта в своем диссертационном исследовании: «Под концептом понимается сложное, многомерное и многоаспектное образование, значимое для данной культуры, отраженное в коллективном сознании, закрепленное за определенной областью действительности и выраженное в тех или иных языковых формах.
Концепт характеризуется следующими свойствами: ментальным характером, соотнесенностью с когнитивными структурами; наличием имени, заместительной функцией, потенциальностью; воплощенностью в различных языковых единицах; манифестацией в форме понятия, символа, образа; культурно-исторической детерминированностью; ценностным характером» [Куцый 2003: 9].
Е.В. Галдин, рассмотрев разные точки зрения на концепт, представленные в работах С.Д. Канцельсона (1972), В.И. Карасика (2002), С.Г. Воркачева (2001), В.В. Воробьева (1997), И.А. Стернина (1985), О.А. Алимурадова (2004), А.А. Бурова (2003), приходит к выводу о том, что «концепт – это вербально выраженная содержательная единица сознания, которая имеет в основе соответствующее понятие, обогащается культурными смыслами и индивидуальными ассоциациями, изменяется вместе с развитием языка и культуры» [Галдин 2006: 8].
Интересно, что Е.Н. Сороченко в своей работе, посвященной вербализации концепта «скука» в текстах романов И.А. Гончарова, не стремится дать всеобъемлющее определение концепта, зато в ее исследовании детально отрефлектированы все условия формирования концепта «скука», описана динамика его появления и существования, совокупность его инвариантных и вариативных компонентов [Сороченко 2003].
Несмотря на различие в трактовках термина, концепт, большинство ученых, по мнению Р.Г. Погосяна, сходятся на том, что «концепт – это смысл имени... Концепт – это семантическое образование, отмеченное лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующее носителей определенной этнокультуры. Это некий квант знания, отражающий содержание всей человеческой деятельности... Концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека. Он окружен эмоциональным, экспрессивным, оценочным ореолом». [Погосян 2005: 9].
Несмотря на то, что названный выше молодой исследователь стремится дать наиболее полную, всеобъемлющую формулировку понятия концепт на основе существующей научной литературы, тем не менее при определении данной терминолексемы не учитываются многие компоненты, позволяющие вписать его в понятийно-терминологический аппарат различных лингвистических направлений. Так, образец целостного представления концепта мы находим у Е.С. Кубряковой в «Кратком словаре когнитивных терминов»: «Концепт [concept; Konzept] – термин, служащий объяснению единиц ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике. Понятие К. отвечает представлению о тех смыслах, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких «квантов» знания. К. возникают в процессе построения информации об объектах и их свойствах, причем эта информация может включать как сведения об объективном положении дел в мире, так и сведения о воображаемых мирах и возможном положении дел в этих мирах. Это сведения о том, что идивид знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира; см. [Павиленис 1983: 101 – 102]. К. сводят разнообразие наблюдаемых и воображаемых явлений к чему-то единому, подводя их под одну рубрику; они позволяют хранить знания о мире и оказываются строительными элементами концептуальной системы, способствуя обработке субъективного опыта путем подведения информации под определенные выработанные обществом категории и классы» [КСКТ 1996: 90].
Как и в предыдущих случаях, указывается на то, что исследователи «еще не могут ответить на вопрос о том, как возникают К., кроме как указов на процесс образования смыслов в самом общем виде» [Там же: 90].
Поскольку лучшим доступом к описанию и определению природы концепта является язык, то в связи с этим Е.С. Кубрякова выделяет три типовые точки зрения на природу концепта: 1) в качестве простейших концептов рассматриваются концепты, представляенные в одном слове, в качестве более сложных – представленные словосочетаниями и предложениями; 2) концепты, представленные семантическими признаками или маркерами, выделенными в процессе компонентного анализа лексики; 3) «примитивы» типа некто, нечто, вещь и др., с помощью которых можно описать весь словарный состав языка.
Всеобъемлющее понимание концепта отражено у Ю.С. Степанова [Степанов 2004: 42–83].
Отдав дань традиции, указав на то, что в отечественной науке концепт считается явлением того же порядка, что и понятие, Ю.С. Степанов сразу же разграничивает эти терминолексемы: «Концепт и понятие – термины разных наук; второе употребляется главным образом в логике и философии, тогда как первое, концепт, является термином в одной отрасли логики – в математической логике, а в последнее время закрепилось также в науке о культуре, в культурологии» [Степанов 2004: 42–43].
Приоритетное место в определении концепта Ю.С. Степанов отводит культуре: «Концепт – это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт – это то, посредством чего человек – рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» – сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее...
В отличие от понятий в собственном смысле термина, концепты не только мыслятся, они переживаются. Они – предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений. Концепт – основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [Степанов 2004: 43].
Несмотря на то, что предпочтение при определении концепта отдается культурологическому аспекту, Ю.С. Степанов указывает, что у концепта сложная структура. Он включает разные компоненты: все, что принадлежит понятию; все, что делает его фактом культуры, истории; современные ассоциации, оценки.
Принципиально важным при определении границы познания концептов у Ю.С. Степанова является положение о том, что «всюду мы можем довести свое описание лишь до определенной черты, за которой лежит некая духовная реальность, которая не описывается, но лишь переживается». [Степанов 2004: 83].
Следует согласиться с тем, что не все в концепте поддается определению, описанию. Существуют некие тонкие ощущения, переживания, которые также являются одним из компонентов концепта. Действительно, как наиболее точно, всеобъемлюще определить концепты ВЕРА, ЛЮБОВЬ, ПРАВДА, ИСТИНА?
Эту идею, но в особой, отрефлектированной, доведенной до логического завершения форме мы находим у В.В. Колесова.
Пожалуй, он [Колесов] один из немногих, кому удалось описать формирование концепта.
Рассуждая эпистемологически, с точки зрения идеи, В.В. Колесов выделяет два признака, вводя их в матрицы: 1) предмет (референт R) и предметное значение (денотат D); 2) предмет ® и значение (признак, десигнат S).
Рис. 1. Рис. 2.
R –R R –R
D 2 1 S 2 3
–D 3 0 –S 1 0

Знак (+) обозначает наличие, (-) – отсутствие признаков. Цифры указывают на различные комбинации референта и десигната (RS), референта и денотата (RD).
Проанализируем первую схему. Наличие предметного значения при отсутствии референта (1) – это образ. Например, русалка, леший, водяной и др.: в природе их нет, но признаки предметного значения (D) нам известны.
Цифрой 2 обозначено сочетание DR – есть предмет и есть предметное значение: женщина, девушка, мужчина, старик. Сочетание DR порождает понятие.
Цифрой 3 обозначено – DR: отсутствие предметного значение и наличие референта создает символ (женщина как богиня, девушка – русалка, лукавый мужчина – леший).
Второй рисунок отражает:
1 – типичный признак,
2 – реальный признак,
3 – идеальный признак.
Представив схематично движение смыслов слова в содержательных его формах (образ – понятие – символ), мы вынуждены будем признать самодвижение смысла к собственной цели (по Аристотелю, энтелехия).
Остался четвертый квадрат, в котором стоит 0. «Метафизика завершается в мифе, за которым скрывается реальность (Бердяев), и эта реальность – в четвертом квадрате.
Таков этот путь к бесконечности, в котором отсутствует все – и референт, и десигнат, и денотат: именно эту точку недоступного нашему взору четвертого измерения мы и назовем концептом» [Колесов 2004: 18].
Когда-то Николай Кузанский доказал, что противоположности совпадают (XV в.).
Совсем недавно, в прошлом веке, А.Ф. Лосев писал: «Концепт есть попросту то, что мы называем единством противоположностей, единство мышления с его предметом». В удивительной, метафоричной форме, которая позволяет ему наиболее точно передать природу концепта, В.В. Колесов дает его определение: «Так, все цвета радуги, соединенные вместе, дадут ослепительно белый цвет – свет, который озаряет все. Концепт – не понятие, а сущность понятия, смысл, не обретший формы. Концепт – это сущность, явленная в своих содержательных формах – в образе, в понятии и в символе. Свернутая точка потенциальных смыслов. Концепт не имеет формы, ибо он сам и есть внутренняя форма слова, но вне материи...
Квадрат – это полное отсутствие всех признаков ввиду наличия всех их одновременно. Но – минус на минус дает плюс... Ведь есть еще иррациональные числа – тоже полное чудо для здравого смысла. Так и концепт – архетип культуры, первосмысл, первообраз, который постоянно возобновляет духовные запасы народной ментальности. Концепты также реальны, как реальны элементарные частицы, которых никто не видел, как гены, которые видят опосредованно. Опосредованно мы знаем и концепт, который явлен в своих содержательных формах: в образе, в понятии, символе» [Колесов 2004: 19].
Как инвариантная сущность, концепт виртуален, но реально его языковое воплощение, вербализация на фонетическом, графическом, лексико-семантическом, фразеологическом, словообразовательном, морфологическом, синтаксическом, текстовом уровнях. Реальны его взаимосвязи с культурой, историей, те ассоциации, которые возникают у носителя языка при вербализации концепта, его ощущения, чувства, переживания и т.п., которые он переживает в реальном мире или на уровне сознания и подсознания переносит их в виртуальный, воображаемый мир. В этом загадка нашего сфинкса: в его инвариантности /вариантности, в его реальности /ирреальности, в его возможности существовать в виртуальном пространстве.
Работая над проблемой концепта, мы пытались максимально приблизиться к его сущности, постичь механизм его формирования и функционирования.
Однако человек загадывает загадки себе сам, отгадывая предыдущие. Не является исключением и данная ситуация, так как именно она порождает новые вопросы:
1) Каково соотношение концепта и лингвоконцепта, если таковой возможно выделить?
2) Каким образом должен презентироваться концепт в лингвокультурологии, в отличие от культорологии?
3) Если философия оперирует терминолексемой концепт, не целесообразней ли применять в лингвофилософии термин лингвоконцепт?
4) Если допустить наличие концепта и лингвоконцепта, то какой будет сфера их функционирования в научных текстах?
5) Допустимо ли в лингвистических исследованиях наличие двух понятий: концепта и лингвоконцепта? Если да, то что они должны различать: представления, существующие независимо от того, на каком языке говорит человек, и метаязык лингвистического описания или же понятия нелингвистического содержания (концепт) и понятия, связанные с вербализацией концепта (лингвоконцепт)?

Список литературы

1. Абеляр П. 1997 – Возражения некоему невежде в области диалектики, который, однако, порицал занятия ею и считал все ее положения за софизмы и обман// Логика и риторика. – Минск: ТетраСистемс, 1997. – С. 175 – 185.
2. Ахманова О.С. 2004 – Словарь лингвистических терминов. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 576с.
3. БТС 1998 – Большой толковый словарь русского языка/ Сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. – СПб.: Норинт, 1998. – 1536с.
4. БЭС – Большой энциклопедический словарь. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Большая Российская энциклопедия; СПб.: Норинт, 1998. – 1456с.
5. Галдин Е.В. 2006 – Концепт ВОДА как полевая структура и способы его выражения в русском языке (на материале поэтических текстов И.А. Бродского): Автореф. дис. ... к. ф. н. – Ставрополь, 2006. – 16с.
6. Ерошенко А.Р. 2006 – Морально-нравственная сфера как объект и результат языковой концептуализации: лингвокультурный и когнитивный аспекты: Автореф. дис. ... к. ф. н. – Ставрополь, 2006. – 25с.
7. Колесов В.В. 2004 – Язык и ментальность. – СПб.: Петербургское Востоковедение, 2004. – 240с.
8. КСКТ 1996 – Краткий словарь когнитивных терминов. – М.: 1996. – 245с.
9. Куцый С.Б. 2003 – Лингвокультурная специфика концептов «богатство» и «бедность» (на материале русского и английских языков): Автореф. дис. ... к. ф. н. – Ставрополь, 2003. – 25с.
10. НСИСВ 2002 – Новейший словарь иностранных слов и выражений. – М.: Аст; Мн.: Харвест, 2002. – 976с.
11. Погосян Р.Г. 2005 – Концепт «судьба» и его языковое выражение в поэтическом тексте Ф.К. Сологуба: Автореф. дис. ... к. ф. н., 2005. – 22с.
12. Сороченко Е.Н. 2003 – Концепт «скука» и его лингвистическое представление в текстах романов И.А. Гончарова: Автореф. дис. ... к. ф. н. – Ставрополь, 2003. – 20с.
13. Степанов Ю.С. 2004 – Константы: Словарь русской культуры: Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: Академический Проект, 2004. – 992с.
14. СЭСРЯ 2003 – Стилистический энциклопедический словарь русского языка/ Под

Категория: Статьи в региональных изданиях | Добавил: ТатьянаВасильевна | Теги: объект науки, лингвоконцептология, лингвоконцепт, концептология, Концепт
Просмотров: 2820 | Загрузок: 214 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 5
5 ТатьянаВасильевна  
У Погосяна была интересная диссертация.

4 ТатьянаВасильевна  

3 ТатьянаВасильевна  
Концепт - одна из спорных, одна из самых интригующих категорий.

2 ТатьянаВасильевна  
Необходимо развивать лингвоконцептологию

1 ТатьянаВасильевна  
О концепте написано много, всеми. tongue book bye hands heart hello king kiss love prof

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0